Работа у цыган: подсобник на укладке тротуарной плитки и как превозмочь свои силы

Когда-то, классах в девятом — десятом я подрабатывал летом подсобником на стройках и мне не казалось это таким уж изнурительным занятием. В свои же 35 на момент описываемых событий, мне буквально пришлось превозмогать свои пределы и границы воли, силы и терпения. Был жаркий май того года, что добавляло к тяжёлым физическим нагрузкам фактор тепловых перегрузок. И это была настоящая прокачка — восемь часов непрерывного движняка с тачанкой, лапатами, стопкой плитки в руках. И так целый месяц.

На самом деле, по-началу мастера не горели большим желанием брать меня к себе в подмастерья и я частенько просиживал в тенёчке без дела, что как бы меня на тот момент устраивало. Но очень быстро мне стало скучно и, начав проявлять инициативу, я стал соваться ко всем с предложениями помощи. Это была модернизация и благоустройство дорожек в одном из Батайских парков, где параллельно в разных локациях работало пять бригад по 3 — 5 человек, во главе каждой из которых — мастер. В общем, довольно быстро все смекнули, что я не только весьма шустро помогаю, но и врубаюсь в технологический процесс; плюс болтун, что развлекает. Уже спустя неделю у меня не было и минуты покоя, ведь я, циркулируя по всему парку, связывал весь процесс воедино. Привезли бетон и надо срочно его выработать — Женёк, помогай; надо толково и равномерно распланировать наваленные кучи с песком или щебёнкой — Женёк айда; выровнять площадку под поребрики — Женёк ты же умеешь; а если пошла непосредственная укладка плитки — Женёк бери кого-то себе в помощники и погнали. В оконцовке нашёлся мастер, который забрал меня на последнюю мою неделю в роли подсобника на частные дома — и там был уже чилл.. ну относительно ) и я реально врубился в весь тех.процесс, так что теперь у меня есть специальность «укладчик тротуарной плитки».

В общем, вся эта канитель придала небывалый мышечный, жилистый и суставный тонус моему телу, так что я могу похвастаться такими достижениями при своей аллергии на тяжести:

  • часами подносить плитку стопками по 20кг халяватаскать поребрики по 35кг совсем не страшно
  • перенести мешок цемента 50кг вовсе не жутко
  • переместить бордюр под 100кг вдвоём нормально
  • закинуть трамбовку в 120кг в тачанку и переть её по бездорожью стрёмно, но возможно
  • развести по площадке Камаз очень крупной щебёнки 15т нереально утомительно, а в оконцовке героически великолепно

Это довольно сумбурное и не шибко литературно-эстетичное повествование сложилось так именно потому, что суть тут не в изложении, фактуре и синтаксисе, а исключительно в посыле — не стоит бояться превозмогать свои физические способности — это очень полезно для ментала в первую очередь, ведь в здоровом теле — здоровый дух.

Буквально

Вот уж не думал я, когда впаривал тут прошлой весной свои пряные фантазии о том, каким я буду замечательным всем помощником, как я буду путешествовать по стране, оказывая всем желающим меня приютить безвозмездную помощь в их делах, что реальность воспримет это настолько буквально…

Хочешь потешить Господа — поведай ему свои планы.

И снова это был Ростов-Папа. И опять я остался без телефона и денег, пожертвованных благодетелем на дальнейший путь в северном направлении. Стояла оконцовка апреля и я, проведя пару ночей в заброшенном доме на Левом Берегу Дона понял, что от меня хотят таки полной капитуляции. И я пошёл обратно на юг, прекрасно осознавая, что далеко мне идти не придётся, а где-то здесь по дороге и находится цель моего изначального движения, следующий этап моей жизни.

Стандартный вариант. Останавливается тачка:
– Жильё? Работа?
– Цыгане?
– Ага.
– Отлично! Мне подходит! Поехали!

Невозможно в одну реку войти дважды?
За то время, что я бродяжничаю (по другому не скажешь), а это на тот момент почти два года, я научился беспрекословно доверять своей реальности (по другому нельзя), ведь тебя ведёт твоя судьба и свобода выбора приводит лишь к заблуждениям: географическим, ментальным, духовным.

Мир не может предложить тебе того, что тебе не нужно. Ты хотел служить и помогать? Ну вот служи и помогай цыганям… Божий народ…

Детали в процессе описания. Скажу лишь пока, что я уже не там. А повторение предыдущего опыта рабства, но на добровольных началах и по моим правилам оставило грандиозный отпечаток в моём сознании, о чём с необходимыми лирическими отступлениями и пойдёт дальнейшее повествование этого дневничка.

$

Вот уже полтора года я живу без денег в том плане, что не оказываю услуги за оплату. И хочу, чтобы так всё и оставалось. Это было то время, когда мне приходилось выживать. Время совершенно случайных пересечений и взаимодействий, уготованных исключительно Божьим промыслом. Они настолько хаотичны, что в основном несут в себе кармические проработки, нежели непостредственное деяние. Поэтому все переходные и пограничные моменты довольно болезненные.
Но можно туда пускать и элемент продуманности, который попросту минимизирует риски ведения такой жизни. Ночёвки в голодных студёных лесах. Это приходит с опытом, это называется мастерством. Когда вместо работы, ты оказываешь помощь, а вместо зарплаты получаешь пожертвование. Помощь не обязательно требует конечного результата, как не требует и компенсации — это попросту совместный процесс. И я на полном серьёзе осознанно начал ту жизнь, к которой всегда и стремился. Стремился через опустошение, а пришёл через наполненность.

вПомощь

И всё таки нет…)
Я не волонтёр.. Я профессиональный помощник. Ну.. На счёт профессионализма — тут многое от точки зрения, конечно, зависит, другое дело когда это в крови. И это единственный способ существования.

И вот я не в Сочи. Встав перед поворотами налево в свою чудесную рощу или направо в своё прекрасное неизведанное, я выбрал правую сторону, исходя лично из своих политических соображений. И вот я снова в окрестностях великого замка. И опять таки волей неумолимой силы совершенно без вещей. Я описал это на Патреоне чуть более красочно, здесь же важно то, что далее.

Ничего старого. Андроид, даренный мне вездесущим за заботу о коровах на холме, стал уже верным товарищем и меняет зарядки без комплексов. Заботливые шмоточки, покрывающие слоями уюта то тело, что всё ещё требует элементарной заботы. Прощай, китель! Здравствуй, юрта!

Старый товарищ по соседству плавно строит себе купольный домик — и это просто помощь, моё присутствие — это даже не волонтёрство. Точно не работа. И даже не рабство. Вместе завтракаем овсянкой и обедаем гречкой. Поём песни под гитару и баян. Крутим шурупы, укорачиваем леса, натягиваем цепи, делимся опытом. Всякое… Когда в ситуациях напрочь отсутствует коммерческая выгода — это всё же не лишает их взаимной заинтересованности обеих сторон. Попросту эгрегор промежуточного звена обмена ценностями отсутствует. Да и сам процесс в своей завершающей стадии не ведёт к получению выгоды, важен конечный результат, в который я готов вложить частичку себя.

И я всё вот это так решил преподнести, что если вдруг тебе требуется помощь, смело вызывай меня на неё. Мне нужно будет помочь с дорогой и жильём. А дальше уж как пойдёт) ведь какого рода помощь нужна именно тебе, только ты и знаешь.

Я же про себя могу сказать следующее:
~ опытный программист реальности без компьютера
~ бывалый фотограф души без фотоаппарата
~ начинающий музыкант провидения без гитары
~ одобренный писатель сознания без комплексов
~ повидавший разные виды физического труда человек
~ познавшее оконцовку сознание

Я готов уделить уготованное время чему бы то ни было, заряжая это своей энергией. Сколько его уготовано понимается лишь в процессе. Но посаженные в нём же зёрна обязательно прорастут.
Удалённо я могу оказать помощь в генерации идей по некому IT-проекту, написании небольших красочных текстов для социальных сетей, разрешении простых жизненных ситуаций.

Стоит уточнить, что я не принимаю оплату, я принимаю пожертвования, которые могут носить сколь угодно хаотичный характер по всем параметрам, включая временные направления.
Поэтому вот если хочется подкинуть мне на рис и прочее прямо сейчас, то сделать это можно выйдя со мной на связь и спросив координаты.

вВолонтёрстве

Вся сущность моей поездки в Сочи, кажется, выразилась в волонтёрстве в Хоста-Рика, пространстве для гармоничного отдыха, расположенном в тисосамшитовой роще близ горной речки Хосты. Я более месяца шёл к этому, довольно бесцельно слоняясь в Сочи по гостям, впискам да гостиницам. На тот момент мне казалось, что это то самое место, где можно бросить якорь. Наталья и Настя сделали для моей социализации всё что могли, но я есть я.

Я правда всегда искренне верю, в возможность оконцовки моих странствий. На полном серьёзе стараюсь реализовать возможность закрепиться в материальном мире. Весьма поверхностные заблуждения развеялись будто туман, когда ряд попыток найти постоянную работу рассеялись по причинам также весьма туманным. Моё пребывание в Хоста-Рике ждало своего времени, и вот оно наступило. Не без помощи Ирис я получил одобрение на волонтёрство в этом пространстве, комнату и обогреватель. И это ли не предел мечтаний для человека изрядно замученного скитаниями. Электричество, путный интернет, родная трансовая атмосфера внутри, реликтовая мощь снаружи, уютное жильё, возможность быть полезным для окружающей природы, куча свободного времени для творчества, ощущение единения с духом местности. По собственным математическим законам я был уверен, что останусь здесь на два месяца, не взяв в расчёт предшествующее рандеву.

В итоге к концу второй недели стал с прискорбием отчётливо ощущать призыв к движению, который и был оформлен в явь без обращения внимания на сопутствующие потери. Тем не менее я успел очистить водоёмы от мелких пенопластовых шариков, разбросанных в пространство неведомой экологической катастрофой; собрать несколько тонн реликтового мусора, явно занижавшего вибрации пространства; привести в порядок после зимы один закуток; выложить небольшую дорожку из камней, избавив жителей от необходимости ходить по грязи; демонтировать с Витькой беседку, опасно рушащуюся от гниения; помочь с заготовкой дров для бани и вкусно поготовить.

Харибол

На самом деле моя карьера помощника началась много раньше, но это я только теперь понимаю. Однако, этот подряд с октября 2020 по февраль 2021 был кульминационным. Я тогда вырвался из Феодосии, где волею судеб встретился с Чистым Преданным Господа Кришны. И я бы не сказал, что уж больно много мы общались о религии, но прямую передачу такие мелочи не волнуют.

И вот я, накопив критическую массу бесперспективности своей помощи в данном пространстве, беру рюкзак с гитарой и просто начинаю идти вдоль берега моря. На восток. Никогда так до этого не делал. И нет у меня ни цели ни средств, одна лишь уверенность, что всё правильно. Наступает вечер, проходит ночь. Поутру понимаю, что мне нужно идти дальше через степь в сторону Керчи к мосту. И как только бесцельное шатание трансформировалось в Путь, зазвучала Она. Махамантра. Харе Кришна. Харе Кришна. Кришна Кришна. Харе Харе. Харе Рама. Харе Рама. Рама Рама. Харе Харе.

Я пел её целый день, громко, тихо, вслух, молча. Перемещаясь по полевым дорожкам, будто это не лабиринт, а шоссе. И уже на закате я встретил его, владельца небольшой фермы в степи. Он посоветовал мне во избежание встречи с волками переночевать у него. С утра я проснулся с непреодолимым желанием пасти коров и незамедлительно удовлетворил его, взяв стадо и погнав его в указанном направлении. И только несколько отойдя, меня осенило, что я пасу коров у большого холма.

Для тех, кто в теме, не секрет, что единственным занятием Кришны во Вриндаване был выпас коров близ холма Говардхана. Ощутив столь прямую связь с Высшим, я преданно выпасал своё стадо четыре месяца, за первый из которых был награждён смарфоном, по сей день для меня являющимся верным и важным товарищем. За следующие три я не взял оплаты, просто пошёл на зов сущего дальше. Ведь, чтобы расплатиться со мной, кому-то из подопечных пришлось бы лишиться жизни. Это Кали-южное животноводство, где цель не молоко, а мясо. Я сделал для своих коров всё, что мог. Я искренне побыл с ними.

Как дойти до Конца

Как дойти до Конца? Если бы я знал ответ на этот вопрос в самом начале Пути, я бы, скорее всего, никуда не пошёл. Хотя, вероятно, в текстовой форме подобное знание не производит такого впечатления, как его непосредственно прожитый эквивалент. Всё же, даже сейчас эта Дорога меня не то чтобы пугает, она скорее ужасает. Представляю себе себя лет 12 назад, когда ему рассказывают всё то, что ему предстоит пережить, прежде чем он дойдёт до конца той Тропы, на которую уже вступил. В своём воображении я все ещё сочувствую ему, но горжусь той силой, упёртостью и волей, что привели его ко Мне.

Если ты всё ещё думаешь, что с этими пошлыми медитациями, настойчиво афишируемыми с экранов, можно куда-то прийти, то это такая же иллюзия, как и твоё Я. Тот максимум, на который можно рассчитывать при подобном подходе – успокоение ума. Краткосрочное, долгосрочное – временное. Твой ум беспокоен? И это единственное, что тебя беспокоит? Смело двигайся вперёд в этом направлении – там точно нечего бояться.

Беспокоит не только ум, но и тело? Подключайся к хатха-йоге, но умоляю, воспринимай её как утреннюю зарядку, дневную гимнастику, вечерний релакс. Она точно никуда тебя не приведёт, кроме как к уплотнению связи с телом, укреплению мышечного тонуса, усилению гибкости суставов. Опасность, подстерегающая на этой стороне тривиально проста – не надорвись.

Хочешь поиграть в жертвоприношения? Попробуй! Но тщательно выбирай реципиентов и формы своих аскез. Накладывая на себя очередную епитимью, постарайся взвесить её суровость, соотнеся её с ожидаемым результатом. Подскажу: в подобной трактовке ты вряд ли получишь хоть крупицу желаемого, подвергая себя при этом вполне ощущаемым энергетическим треморам. Не доводи себя до изнеможения, будь благоразумен.

Что ж, давай вот прямо здесь, на этом самом месте, пока мы ещё совершенно никуда не двинулись, определим, что же это за Конец, к которому не прийти с помощью методов. Ты слышал о нём под разными словами: самадхи, нирвана, мокша – я говорю о просветлении. Абсолютная осознанность, отсутствие вопросов, безграничное понимание – это не временное явление, не результат становления, не мыслительный процесс. Это и есть тот самый Конец Пути, Тупик Дороги, Обрыв Тропы. Здесь заканчивается опыт и начинается мастерство, движение переходит в спокойствие, а направление в точку.

Тут можно только почувствовать, другого метода нет – оно тебе правда необходимо? Это совершенно не материально: оно ничего не изменит в твоей жизни, ничего тебе не принесёт и не даст, одним словом это бессмысленно. Не колеблясь отвечаешь «Да»? Тогда вперёд!
Не смотря ни на что. Отбрасывая лишнее. Теряя всё. Падая и вставая. Тотально проживая каждое мгновение. Ни о чём не жалея. Ничего не желая. Принимая всё без исключения. Не задумываясь двигаться только вперёд. Вот КАК дойти до Конца.

Зерно на мельницу 2

Харибол, родимый человек! Это эксперимент, к которому я шёл всю жизнь и он обречён. Он изначально обречён на то, чтобы стать доказательством того, что в этом мире ещё осталось место для чего-то невыразимого, того что пронзает своим присутствием каждого, ведёт его по уникальной тропинке к Себе. У этого абсурдного по всем канонам начинания попросту нет шанса на провал. Ведь из провала оно и создаётся. Я разжимаю кулаки и смиренно склоняю голову перед Тобой. Перед каждым проявлением высшей Воли. Моё служение длиною в жизнь вышло за рамки Себя и устремилось ко Всему.

Похоже, мой мир уже никогда не будет прежним. Как вернуться к тому с чего я начал? Как снова стать тем молодым и амбициозным пацаном, стоящим на пороге успеха и беззаботной жизни? Как вернуть в себе ценность к материальному? Как снова пожелать хотеть? Как забыть всё то, что пришлось узнать? Да никак! Это необратимо, бесповоротно и я всегда это знал. Знал на уровне бездоказательного понимания с самого первого шага, сделанного на Пути.

Многое забывается, многое тускнеет, но Первый Шаг остаётся столь ярким и чётким, будто это было даже не вчера; сегодня — воспоминание не замутнённое сновидением. Двухтомник Ошо «Мессия», поджидающий меня на лавке у парадной в Питере. Его комментарии к поэме Халиля Джебрана «Пророк», попавшие в руки к двадцатидвухлетнему мне, стали тем самым первым зёрнышком, перемолотым мельницей моего Озарения.

Ни один мешок зерна мне пришлось притащить на неё пока я шёл по Пути. Годится всё, любые твёрдые концепции Я могут быть перемолоты в муку. Весь без исключения опыт, каждый даже самый малозначительный факт моей жизни явились неповторимым вкладом в ту самодостаточность, что ведёт к концу, приводит к пониманию, погружает в тишину отсутствия вопросов и ответов, останавливает процесс становления, прекращает попытки отождествления. Есть только чистое знание и лишь оно имеет значение.

Путь — это не становление. Это никакое и не движение вовсе. Зерно на мельницу — лишь поэтический образ, который можно легко перефразировать чисткой луковицы до пустоты. Каждый новый слой — ещё больше слёз, в руках не должно остаться ничего. Всегда хочется остановиться со словами «зачем я это делаю, мне же нужен результат» — это и есть главный критерий важности. Здесь нет мотиваций, желаний и даже долга. Есть только выбор: дальше или достаточно. Впрочем, весьма иллюзорный, ведь в борьбе двух проявлений, стоящих за ним, материи и духа, силы не равны. Остаётся лишь постоянно искать в себе силы принять этот факт.

Моя цыганская история, для простоты названная «Восемь с половиной месяцев», кратко описанная в предыдущем посте, явилась лишь заключительным аккордом, звонкой финальной проверкой серьёзности моих намерений. Точнее, это был тот исключительный опыт, который привёл меня к этой проверке. Когда ты всё потерял, оставил, отрёкся от самой мысли о возможности благополучия, что ты будешь делать при её появлении. Вцепишься в неё, как в последний шанс к обретению счастья, признав свою жизнь одной большой ошибкой или вежливо скажешь: «спасибо, но мне, кажется, всё же не туда». Я выбрал второе, оно выбрало меня. Последняя хрупкая, эфемерная надежда на то, что Сущее обо мне позаботится. И я остался верен Себе, продолжил пребывать в этом ожидании развязки. Я не двинулся с места, не шелохнулся, не поддался желанию хорошенечко всё обдумать и понять, что же делать со своей жизнью. Двенадцать лет её, в которых не было ничего кроме Пути, слились в одно мгновение. Каждый фрагмент занял своё место этом пазле. Картинка сложилась и расфокусировалась, растворилась в безмолвии концентрированной осознанности. Больше нет ни зерна, ни мельницы, только тишина в которой содержится Всё. Всё знание, понимание, форма, концепция, любое движение. Всё — Свет за которым лишь один Голос. Голос Разума. И лишь одно направление — Домой.

Возвращение к Целому неминуемо для каждого кусочка, каждой искорки, отделённой, но неизбежно связанной с ним. И я готов взять Тебя с собой. Но как мне жить? Как удовлетворить те единственно оставшиеся естественные потребности элементарной крыши над головой, простой пищи в желудке, скромной одежды, прикрывающей кожу, да необходимых перемещений в пространстве? Устроиться на работу, предлагать что-то за вознаграждение и быть связанным этим по рукам и ногам, но в достатке? Тогда для чего, для чего же всё это было? Ответ невербален и пришёл ко мне в самом начале Конца. Служи высшей цели, стань её проводником в каждом аспекте своей жизни, будь примером для других, дари им уверенность в высшем благе, напоминай о том, куда всё стремится, не дай забыть о том, что действительно имеет значение. Я могу бесконечно слоняется по полям и холмам, поддерживая жизнь в теле, и укрепляя связь с Высшим, но это не продуктивно. И я не вижу иного выхода, кроме как отдаться на милость Вселенной, организовав фонд. Фонд Себя. И если тогда моя жизнь была исповедью со скромным названием «Как быть крутым», то сейчас она готова трансформироваться в проповедь «Как дойти до конца».

И поэтому я прошу тебя, часть ближнего круга, не столько о помощи мне, сколько об участии в зарождении чего-то большого и безымянного. Оно в любом случае проявит себя, просто с тобой это будет уверенней и гармоничней.

Призраки закулисья

А знаете ли вы, кто сажает, пропалывает, собирает и перетаскивает с полей овощи на прилавки наших магазинов? Какие-нибудь деревенские люди из окрестностей этих полей или гостарбайтеры из содружественных государств. Часто это действительно так, но зачастую ответ не так очевиден, ведь тут на сцену выходит невидимая армия, поднятая со дна этого мира.

Большинство людей, даже близко не представляют себе о существовании этой обратной стороны привычной им комфортной жизни, но она существует, как неизбежная противоположность наших стремлений ни в чём себе не отказывать, даже не задумываясь о последствиях подобного малодушия. С этим нужно кончать, с обеими крайностями, но сейчас разговор про то, где начинается наша цивилизация.

Я расскажу вам, как это происходит в Ростовской области, ибо видел это воочию. И не только видел, но и был непосредственным участником описываемых событий в течении восьми с половиной месяцев. Фактически круглый год там циркулируют бригады современных рабов, готовых в любое время выполнить любую работу. Готовых, скорее, от безысходности своего положения, чем от желания к труду, а зачастую и под гнётом насилия. Управляют такими бригадами цыгане, для многих из которых — это единственный источник дохода. Таким образом они содержат свои семьи и хозяйства, в целом относясь к этому, как просто к бизнесу. И ничего личного.

И это «ничего личного» распространено там повсеместно. Здесь нет друзей, но могут быть враги. Здесь невозможно рассчитывать на помощь и поддержку, зато очень легко на подножку или палку в колесо. Здесь конкуренция всех со всеми за то любое, что может считаться благом.

Людей в такие бригады собирают, как правило на вокзалах и трассах. Вот прямо специально ездят и выискивают попавших в трудную ситуацию людей, предлагая им жильё и работу. Жильё по факту оказывается вонючей общагой с деревянными нарами, а работа тяжелейшим трудом на полях в любую погоду и складах, когда уж совсем холодно. В качестве платы за рабочий день выдаётся пачка сигарет, бутылка водки и какая-то еда. Деньги фигурируют, как мифическое «потом на дорогу» или символический аванс, который тут же обменивается на дополнительную выпивку.

Здесь люди меняются как перчатки. Вдруг неизвестно откуда появляется новый человек, какое-то время работает, жалуется на условия и ропщет на судьбу. Потом также непредвиденно пропадает. Здесь неизбежно начинаешь ощущать себя, как расходный материал, который нужен лишь для существования кого-то другого, твои же интересы и желания не имеют никакого значения вообще. Здесь поначалу видишь себя, как приложение к лопате, которая просто должна копать, вне зависимости от того, хочет она или нет. Потом черствеешь и понимаешь, что чем меньше думаешь о подобном, тем тебе в конечном счёте проще перенести эти тяготы, пережить несправедливость. Здесь нет слова усталость или болезнь, здесь ты должен всегда быть готов на всё.

Контингент весьма разнообразен и начинается зеками и алкоголиками, потерявшими всё, заканчивая вполне приличными людьми, оказавшимися не в том месте и не в то время. Есть и такие, кто занимается этим в полном согласии со своими принципами, такие становятся ушами и глазами содержателей этих бригад. Большинство же хочет куда-то уйти в поисках лучший условий, некоторые хотят вернуться домой. И тех и других ждёт бесконечное откладывание их увольнения под любыми предлогами, такими как поиск замены или изменение качества происходящего.

Здесь царит окружающее со всех сторон насилие и это основной фактор сдерживания от проявления всяческих вольностей. Редкий день обходится без ругани и потасовки к которым невозможно привыкнуть. Остаётся лишь вырабатывать защитные рефлексы, стараясь не становиться при этом зверем. Здесь раны залечиваются быстрее, чем забываются обиды.

Вариант бегства стоит рассматривать лишь в тёплое время года, ведь уходить придётся полями, так как трассы патрулируются. И не только желающими пополнить свои ряды бригадирами, но и сотрудниками правопорядка. Для последних обычное дело поймать кого-то на трассе и сдать в бригаду за какую-то наличку.

Так я оказался заперт в этой кабале с ноября по апрель, а когда действительно был готов к побегу, выбраться мне помог счастливый случай. Когда уже было собрано всё необходимое для долгой дороги, появилась возможность связаться с близкими по всплывшему в памяти телефонному номеру со случайно попавшего в моё поле мобильника. Я поплатился за это, но дал возможность уголовному розыску найти меня и забрать от туда.

Как правило, у людей забирают паспорт, что сильно затрудняет их положение. В купе с отсутствием телефона и какой-либо возможности связи с внешней реальностью, происходящее и вправду сильно напоминает принуждение делать то, чего тебе уже давно не хочется. Местные участковые в курсе подобных бригад и закрывают на них глаза опять же за наличку. Ещё и поэтому любые твои попытки контакта с действительностью сопряжены с огромным риском и пресекаются угрозами, а зачастую и кнутом.

На самом деле поначалу рассчитываешь на человеческое отношение. Что отработаешь обговоренный срок (в моём случае три месяца) и тебе заплатят обговоренную сумму (в моём случае это 10000. Да — 100р в день — это то, чем можно заманить отчаявшегося) и ты пойдёшь спокойно, куда захочешь. Купишь себе телефон и поедешь домой. По факту же только к оконцовке контракта начинаешь тяжело осознавать, что тебя мягко говоря обманули. И тут начинается игра на выживание. Редкие люди со связью, встречаемые на полях, прекрасно понимают, чем может обернуться для них эта помощь, да и в целом нет у них к тебе никаких эмоций, могущих подтолкнуть к оказанию такой помощи. Да и куда звонить? По 01?Когда я понял, что забыл здесь все телефонные номера, то чуть не заплакал, а может и стоило. Невозможность никак заявить о себе с одной стороны и зима уже вовсю набравшая силу с другой становятся непреодолимой преградой к свободе. А вместе с бедственным положением, отсутствием документов и внешним видом бомжа ещё крепче затягивают петлю осознания своей беспомощности и безысходности.

И да! В таких бригадах фигурируют женщины. И на этом месте уже реально пересекается граница допустимого. Мужчины всё таки хоть как-то отдают себе отчёт в происходящем, женщины же абсолютно нет. Находясь в полной подорванности практически всех принципов нормальной жизни, они попросту теряют свой индивидуальный облик, становясь призраками. Призраками этого закулисья. Закулисья прилавков наших магазинов.

Я давно обещал об этом рассказать и я выполнил это обещание с помощью дружеского напутствия. Что дальше делать с этим знанием, решать вам.

Так я ещё не жил

Вот уже неделю я залипаю в самой настоящей юрте в не менее настоящих горах под Геленджиком. Мне только сегодня рассказали про некий замок Путина в этих же окрестностях… Ничего про него не знаю, но здесь у меня нет электричества, нет печки, немного влажно, но так уютно и уместно мне давно уже не было.

Здесь я испробовал на себе пост на трое суток, средние из которых без воды. Простая, но действенная аскеза. А в сочетании с севшим мобильникам и непогодой за дверью, что делать? Посвятить время себе и своей связи с действительностью. Медитируй или размышляй о важном. Играй на гитаре или занимайся йогой. Просто валяйся, как кот, завернувшись в три спальника небытия. Или слушай окружающую природу: ветер, дождь, грозу, шелест листьев, шебуршание ночной животины. Это не проведение времени — это и есть оно само.

Теперь набираю воду в роднике, что на реке Жене, близ дольменов. Замачиваю ей гречку на ночь, которой кормлю себя с тарелки, а с трусов мышь (:очень странная задумка, согласен:). Мышь буквально бесстрашная, не чета полевым; пока не ткнёшь пальцем, не убегает. Белый хлеб, кабачковая икра. Весь рацион на день: 50р. Так можно жить вечно 🙂

Юрта просторная, ни разу не палатка. За теплом следит слой войлока, за герметичностью два тента. Форму поддерживает деревянный каркас. Внутри газовый инфракрасный обогреватель, который ввиду ограниченности ресурса баллона используется в крайних случаях отрицательных температур или сырых шмоток. Ну и мой живой уголок…

В таких гармоничных колебаниях, можно не коляблясь существовать довольно долго. Но это плацдарм. Очередная отправная точка… Куда? Сие это мне пока не ведомо. А тебе?