Зерно на мельницу 2

Харибол, родимый человек! Это эксперимент, к которому я шёл всю жизнь и он обречён. Он изначально обречён на то, чтобы стать доказательством того, что в этом мире ещё осталось место для чего-то невыразимого, того что пронзает своим присутствием каждого, ведёт его по уникальной тропинке к Себе. У этого абсурдного по всем канонам начинания попросту нет шанса на провал. Ведь из провала оно и создаётся. Я разжимаю кулаки и смиренно склоняю голову перед Тобой. Перед каждым проявлением высшей Воли. Моё служение длиною в жизнь вышло за рамки Себя и устремилось ко Всему.

Похоже, мой мир уже никогда не будет прежним. Как вернуться к тому с чего я начал? Как снова стать тем молодым и амбициозным пацаном, стоящим на пороге успеха и беззаботной жизни? Как вернуть в себе ценность к материальному? Как снова пожелать хотеть? Как забыть всё то, что пришлось узнать? Да никак! Это необратимо, бесповоротно и я всегда это знал. Знал на уровне бездоказательного понимания с самого первого шага, сделанного на Пути.

Многое забывается, многое тускнеет, но Первый Шаг остаётся столь ярким и чётким, будто это было даже не вчера; сегодня — воспоминание не замутнённое сновидением. Двухтомник Ошо «Мессия», поджидающий меня на лавке у парадной в Питере. Его комментарии к поэме Халиля Джебрана «Пророк», попавшие в руки к двадцатидвухлетнему мне, стали тем самым первым зёрнышком, перемолотым мельницей моего Озарения.

Ни один мешок зерна мне пришлось притащить на неё пока я шёл по Пути. Годится всё, любые твёрдые концепции Я могут быть перемолоты в муку. Весь без исключения опыт, каждый даже самый малозначительный факт моей жизни явились неповторимым вкладом в ту самодостаточность, что ведёт к концу, приводит к пониманию, погружает в тишину отсутствия вопросов и ответов, останавливает процесс становления, прекращает попытки отождествления. Есть только чистое знание и лишь оно имеет значение.

Путь — это не становление. Это никакое и не движение вовсе. Зерно на мельницу — лишь поэтический образ, который можно легко перефразировать чисткой луковицы до пустоты. Каждый новый слой — ещё больше слёз, в руках не должно остаться ничего. Всегда хочется остановиться со словами «зачем я это делаю, мне же нужен результат» — это и есть главный критерий важности. Здесь нет мотиваций, желаний и даже долга. Есть только выбор: дальше или достаточно. Впрочем, весьма иллюзорный, ведь в борьбе двух проявлений, стоящих за ним, материи и духа, силы не равны. Остаётся лишь постоянно искать в себе силы принять этот факт.

Моя цыганская история, для простоты названная «Восемь с половиной месяцев», кратко описанная в предыдущем посте, явилась лишь заключительным аккордом, звонкой финальной проверкой серьёзности моих намерений. Точнее, это был тот исключительный опыт, который привёл меня к этой проверке. Когда ты всё потерял, оставил, отрёкся от самой мысли о возможности благополучия, что ты будешь делать при её появлении. Вцепишься в неё, как в последний шанс к обретению счастья, признав свою жизнь одной большой ошибкой или вежливо скажешь: «спасибо, но мне, кажется, всё же не туда». Я выбрал второе, оно выбрало меня. Последняя хрупкая, эфемерная надежда на то, что Сущее обо мне позаботится. И я остался верен Себе, продолжил пребывать в этом ожидании развязки. Я не двинулся с места, не шелохнулся, не поддался желанию хорошенечко всё обдумать и понять, что же делать со своей жизнью. Двенадцать лет её, в которых не было ничего кроме Пути, слились в одно мгновение. Каждый фрагмент занял своё место этом пазле. Картинка сложилась и расфокусировалась, растворилась в безмолвии концентрированной осознанности. Больше нет ни зерна, ни мельницы, только тишина в которой содержится Всё. Всё знание, понимание, форма, концепция, любое движение. Всё — Свет за которым лишь один Голос. Голос Разума. И лишь одно направление — Домой.

Возвращение к Целому неминуемо для каждого кусочка, каждой искорки, отделённой, но неизбежно связанной с ним. И я готов взять Тебя с собой. Но как мне жить? Как удовлетворить те единственно оставшиеся естественные потребности элементарной крыши над головой, простой пищи в желудке, скромной одежды, прикрывающей кожу, да необходимых перемещений в пространстве? Устроиться на работу, предлагать что-то за вознаграждение и быть связанным этим по рукам и ногам, но в достатке? Тогда для чего, для чего же всё это было? Ответ невербален и пришёл ко мне в самом начале Конца. Служи высшей цели, стань её проводником в каждом аспекте своей жизни, будь примером для других, дари им уверенность в высшем благе, напоминай о том, куда всё стремится, не дай забыть о том, что действительно имеет значение. Я могу бесконечно слоняется по полям и холмам, поддерживая жизнь в теле, и укрепляя связь с Высшим, но это не продуктивно. И я не вижу иного выхода, кроме как отдаться на милость Вселенной, организовав фонд. Фонд Себя. И если тогда моя жизнь была исповедью со скромным названием «Как быть крутым», то сейчас она готова трансформироваться в проповедь «Как дойти до конца».

И поэтому я прошу тебя, часть ближнего круга, не столько о помощи мне, сколько об участии в зарождении чего-то большого и безымянного. Оно в любом случае проявит себя, просто с тобой это будет уверенней и гармоничней.

Призраки закулисья

А знаете ли вы, кто сажает, пропалывает, собирает и перетаскивает с полей овощи на прилавки наших магазинов? Какие-нибудь деревенские люди из окрестностей этих полей или гостарбайтеры из содружественных государств. Часто это действительно так, но зачастую ответ не так очевиден, ведь тут на сцену выходит невидимая армия, поднятая со дна этого мира.

Большинство людей, даже близко не представляют себе о существовании этой обратной стороны привычной им комфортной жизни, но она существует, как неизбежная противоположность наших стремлений ни в чём себе не отказывать, даже не задумываясь о последствиях подобного малодушия. С этим нужно кончать, с обеими крайностями, но сейчас разговор про то, где начинается наша цивилизация.

Я расскажу вам, как это происходит в Ростовской области, ибо видел это воочию. И не только видел, но и был непосредственным участником описываемых событий в течении восьми с половиной месяцев. Фактически круглый год там циркулируют бригады современных рабов, готовых в любое время выполнить любую работу. Готовых, скорее, от безысходности своего положения, чем от желания к труду, а зачастую и под гнётом насилия. Управляют такими бригадами цыгане, для многих из которых — это единственный источник дохода. Таким образом они содержат свои семьи и хозяйства, в целом относясь к этому, как просто к бизнесу. И ничего личного.

И это «ничего личного» распространено там повсеместно. Здесь нет друзей, но могут быть враги. Здесь невозможно рассчитывать на помощь и поддержку, зато очень легко на подножку или палку в колесо. Здесь конкуренция всех со всеми за то любое, что может считаться благом.

Людей в такие бригады собирают, как правило на вокзалах и трассах. Вот прямо специально ездят и выискивают попавших в трудную ситуацию людей, предлагая им жильё и работу. Жильё по факту оказывается вонючей общагой с деревянными нарами, а работа тяжелейшим трудом на полях в любую погоду и складах, когда уж совсем холодно. В качестве платы за рабочий день выдаётся пачка сигарет, бутылка водки и какая-то еда. Деньги фигурируют, как мифическое «потом на дорогу» или символический аванс, который тут же обменивается на дополнительную выпивку.

Здесь люди меняются как перчатки. Вдруг неизвестно откуда появляется новый человек, какое-то время работает, жалуется на условия и ропщет на судьбу. Потом также непредвиденно пропадает. Здесь неизбежно начинаешь ощущать себя, как расходный материал, который нужен лишь для существования кого-то другого, твои же интересы и желания не имеют никакого значения вообще. Здесь поначалу видишь себя, как приложение к лопате, которая просто должна копать, вне зависимости от того, хочет она или нет. Потом черствеешь и понимаешь, что чем меньше думаешь о подобном, тем тебе в конечном счёте проще перенести эти тяготы, пережить несправедливость. Здесь нет слова усталость или болезнь, здесь ты должен всегда быть готов на всё.

Контингент весьма разнообразен и начинается зеками и алкоголиками, потерявшими всё, заканчивая вполне приличными людьми, оказавшимися не в том месте и не в то время. Есть и такие, кто занимается этим в полном согласии со своими принципами, такие становятся ушами и глазами содержателей этих бригад. Большинство же хочет куда-то уйти в поисках лучший условий, некоторые хотят вернуться домой. И тех и других ждёт бесконечное откладывание их увольнения под любыми предлогами, такими как поиск замены или изменение качества происходящего.

Здесь царит окружающее со всех сторон насилие и это основной фактор сдерживания от проявления всяческих вольностей. Редкий день обходится без ругани и потасовки к которым невозможно привыкнуть. Остаётся лишь вырабатывать защитные рефлексы, стараясь не становиться при этом зверем. Здесь раны залечиваются быстрее, чем забываются обиды.

Вариант бегства стоит рассматривать лишь в тёплое время года, ведь уходить придётся полями, так как трассы патрулируются. И не только желающими пополнить свои ряды бригадирами, но и сотрудниками правопорядка. Для последних обычное дело поймать кого-то на трассе и сдать в бригаду за какую-то наличку.

Так я оказался заперт в этой кабале с ноября по апрель, а когда действительно был готов к побегу, выбраться мне помог счастливый случай. Когда уже было собрано всё необходимое для долгой дороги, появилась возможность связаться с близкими по всплывшему в памяти телефонному номеру со случайно попавшего в моё поле мобильника. Я поплатился за это, но дал возможность уголовному розыску найти меня и забрать от туда.

Как правило, у людей забирают паспорт, что сильно затрудняет их положение. В купе с отсутствием телефона и какой-либо возможности связи с внешней реальностью, происходящее и вправду сильно напоминает принуждение делать то, чего тебе уже давно не хочется. Местные участковые в курсе подобных бригад и закрывают на них глаза опять же за наличку. Ещё и поэтому любые твои попытки контакта с действительностью сопряжены с огромным риском и пресекаются угрозами, а зачастую и кнутом.

На самом деле поначалу рассчитываешь на человеческое отношение. Что отработаешь обговоренный срок (в моём случае три месяца) и тебе заплатят обговоренную сумму (в моём случае это 10000. Да — 100р в день — это то, чем можно заманить отчаявшегося) и ты пойдёшь спокойно, куда захочешь. Купишь себе телефон и поедешь домой. По факту же только к оконцовке контракта начинаешь тяжело осознавать, что тебя мягко говоря обманули. И тут начинается игра на выживание. Редкие люди со связью, встречаемые на полях, прекрасно понимают, чем может обернуться для них эта помощь, да и в целом нет у них к тебе никаких эмоций, могущих подтолкнуть к оказанию такой помощи. Да и куда звонить? По 01?Когда я понял, что забыл здесь все телефонные номера, то чуть не заплакал, а может и стоило. Невозможность никак заявить о себе с одной стороны и зима уже вовсю набравшая силу с другой становятся непреодолимой преградой к свободе. А вместе с бедственным положением, отсутствием документов и внешним видом бомжа ещё крепче затягивают петлю осознания своей беспомощности и безысходности.

И да! В таких бригадах фигурируют женщины. И на этом месте уже реально пересекается граница допустимого. Мужчины всё таки хоть как-то отдают себе отчёт в происходящем, женщины же абсолютно нет. Находясь в полной подорванности практически всех принципов нормальной жизни, они попросту теряют свой индивидуальный облик, становясь призраками. Призраками этого закулисья. Закулисья прилавков наших магазинов.

Я давно обещал об этом рассказать и я выполнил это обещание с помощью дружеского напутствия. Что дальше делать с этим знанием, решать вам.

Так я ещё не жил

Вот уже неделю я залипаю в самой настоящей юрте в не менее настоящих горах под Геленджиком. Мне только сегодня рассказали про некий замок Путина в этих же окрестностях… Ничего про него не знаю, но здесь у меня нет электричества, нет печки, немного влажно, но так уютно и уместно мне давно уже не было.

Здесь я испробовал на себе пост на трое суток, средние из которых без воды. Простая, но действенная аскеза. А в сочетании с севшим мобильникам и непогодой за дверью, что делать? Посвятить время себе и своей связи с действительностью. Медитируй или размышляй о важном. Играй на гитаре или занимайся йогой. Просто валяйся, как кот, завернувшись в три спальника небытия. Или слушай окружающую природу: ветер, дождь, грозу, шелест листьев, шебуршание ночной животины. Это не проведение времени — это и есть оно само.

Теперь набираю воду в роднике, что на реке Жене, близ дольменов. Замачиваю ей гречку на ночь, которой кормлю себя с тарелки, а с трусов мышь (:очень странная задумка, согласен:). Мышь буквально бесстрашная, не чета полевым; пока не ткнёшь пальцем, не убегает. Белый хлеб, кабачковая икра. Весь рацион на день: 50р. Так можно жить вечно 🙂

Юрта просторная, ни разу не палатка. За теплом следит слой войлока, за герметичностью два тента. Форму поддерживает деревянный каркас. Внутри газовый инфракрасный обогреватель, который ввиду ограниченности ресурса баллона используется в крайних случаях отрицательных температур или сырых шмоток. Ну и мой живой уголок…

В таких гармоничных колебаниях, можно не коляблясь существовать довольно долго. Но это плацдарм. Очередная отправная точка… Куда? Сие это мне пока не ведомо. А тебе?

Better than ever

Дорогой дневничок, ты совсем не помялся и только слегка запылился… Сдуваю пыль, открываю, пишу:::

Ну уж нет… Смерть — это слишком просто… Смерть — это когда уже ничего не исправить. Жизнь — куда сложнее… Жизнь — это шанс. Жить — значит ткать полотно своей истории несмотря на все шороховатости, трудности, преграды и даже казалось бы непреодолимые стены. И хоть само полотно непрерывно и уходит своими концами в небытие, всё же, внимательному жильцу не составит труда выделить в нём отдельные фрагменты, подобные главам книги. Моя последняя законченная глава «Восемь с половиной месяцев» наверняка заинтересует того, кто хочет знать о нижних уровнях человеческого бытия, не побывав там, ведь попасть туда можно лишь случайно, а выбраться практически не реально. Но всему своё время, а пока спасибо тебе, за то что помнил и ждал. I’m back…
…and better than ever.

О воде

О да… Много всякой чуши о воде толкуют:::

и то, что нужно блевать, но пить 3 литра в день;
но нельзя во время еды;
она молодит и способствует похудению;
воспринимает информацию и имеет память;
имеет загадочную структуру и меняет её по обстоятельствам;
любит серебро и кресты;
да и вообще хороша только из бутылок.

Пофиг на самом деле, кто во что верит… Одно можно сказать точно — самая крутая вода — из горных родников. Но поскольку в российских городах гор, как правило, нема, я пропускаю воду из труб через фильтр в пластиковый кувшин, а посля сливаю в стеклянную банку с шунгитом, горным кварцем и кремнем. И хлебаю, периодически подливая.

Сие тоже может показаться ересью, но опыт и практика показывают, что имитация движения воды сквозь горные минеральные пласты работает не только на ментальном плане, но и физиологическом в общем и вкусовом в частности.

Без деталей 🙂

Иди

Пути Господни — неисповедимы.. Налево двинешь — дурачком станешь. Направо свернёшь — любовь найдёшь. Прямо пойдёшь — …

Да нет, не то чтобы там какая-то опасность присутствовала, на этой прямой дорожке.. просто там загадка.. там решение.. там Ты.

вСети

ВСТАВЛЯЛ я тут давеча анти-москитную сетку в окно и, что самое удивительное, через час у меня это получилось. Я смотрел видео-инструкции по запросу «как вставить москитную сетку бесплатно», которые, впрочем, не приносили никаких плодов. Пришлось действовать самостоятельно и для начала открутить при помощи ножа нижний замок, который являлся основным камнем преткновения в моей затее. Потом, попутно огибая, торчащие со всех сторон технические препятствия, получилось добиться практически полного сопоставления конструкции сетки с формой окна. Далее, благодаря вешалке, ведь пальцем уже было не подлезть, я изгибал пластиковую рамку москитки, дабы хоть чуточку уменьшить её высоту. И да! Я это сделал и на секунду стал счастливым обладателем москитной сетки, плотно вставленной в окно. И лишь спустя этот краткий миг я понял, что окно теперь не закроется, ведь на самом деле эту пакость снаружи на крючки надо было ВЕШАТЬ.

Всё лучшее

Пожалуй, единственной сущностью, на которую всю сознательную жизнь мне весьма осознанно насрать, являются деньги. И это не про эфемерные человеческие денежные знаки (они то как раз являются одними из важнейших объектов моих псевдонаучных изысканий), сие про мои, названные таковыми только лишь потому, что попали в мой карман. Да.. я пользовался кошельками, когда только научился играть в эту игру, но и тогда уже в них творился полный бардак, так что очень быстро стало куда удобней рассовывать всё это бумажное, металлическое и пластиковое барахло по карманам.

Я отказывался от многих убеждений, пересматривая своё отношение ко всевозможным данностям, включая любовь, детей, смерть, природу и божеств, но вот с этими липкими козявками никогда не получалось, сколько не пытался. Их всегда ровно столько, сколько требуется. И ведь не только у меня — у всех. Но нет — это не кармическая плата за оказанную мирозданию полезность, к сожалению. Это мерило иного порядка — твоей вовлечённости в тот процесс, где они являются непогрешимой доминантой. Посему для сохранения нехитрого баланса, стоит делать лишь то, что должен, умеешь, хочешь.

Деньги любят счёт.!. Вот так заявление… Никогда, кроме как ради угарной постфактумной статистики не пытался их считать. Прекрасные денежки, используя своего обладателя слэш носителя, нехило так кайфуют от столь пристального и практически обожествляющего к ним внимания.

И я уж точно здесь, в этой маленькой заметочке не стану углубляться в природу, историю, назначение и блаблабла этой бредятины, а лишь подытожу, что же имею ввиду под заявленным «насрать». А то лишь, что когда у меня сейчас есть деньги, я плачу за всё, не думая о том, что потом, вероятно и скорее всего, будет нечего есть, предоставляя реальности заботиться о своём отпрыске. Это в брутальном варианте. В повседневном же — попросту постарайтесь не вступать со своими близкими в денежные овуляции, фрикции, да и вообще всяческие конвульсии. Дарите деньги, отдавайте их вперёд.. но это, как и любовь, подвластно, вероятно, далеко не всем.

И да! Всё самое лучшее в жизни нам даётся бесплатно и в представлении не нуждается (: